25 сентября 1997
3566

Изменение форм собственности и структуры промышленных предприятий

Процесс приватизации, суть которого - переход государственных предприятий в собственность отдельных индивидуумов или частных компаний, резко меняет отношения собственности. Соответственно меняется и идеология. Начиная с 1991 г. стала усиленно пропагандироваться идея, что новые частные собственники смогут значительно эффективнее государства управлять промышленными предприятиями, организациями транспорта, торговли и сферы обслуживания. Поэтому одной из основных целей проводимой экономической политики и была провозглашена передача государственных предприятий в руки "эффективных частных собственников". Но несмотря на мощную пропагандистскую кампанию, ее вдохновитель и инициатор - Госкомимущество РФ так и не удосужился четко сформулировать, кто же такой "эффективный собственник" и с помощью каких критериев его можно выявить. Как некая данность подразумевалось, что "эффективным собственником" можно назвать любого, кто способен наладить нормальную работу предприятия, перешедшего в его собственность, а также, при необходимости осуществить финансирование программ развития. В таком смысле это понятие и закрепилось в нормативных документах.
Кто может стать эффективным собственником в России?
Правительство и близкие к нему экономисты до сих пор придерживаются указанной выше точки зрения и соответственно прилагают все усилия для передачи максимального числа объектов собственности в руки негосударственных организаций.
Однако в ходе проведения рыночной реформы выяснилось, что тезис о высокой эффективности частного собственника подтверждается далеко не всегда. Ясно, что в силу более мощных стимулов и большей свободы действий при прочих равных условиях деятельность частного владельца фирмы при непосредственном управлении ею, скорее всего, окажется эффективнее, чем наемного менеджера" Можно согласиться и с тем, что владелец фирмы в отличие от наемного управляющего не будет предпринимать действий, направленных на получение личного дохода в ущерб интересам фирмы. Все это справедливо. Но справедливо только по отношению к мелким предприятиям и организациям, находящимся в собственности одного владельца.
Совершенно другая ситуация складывается на крупных и средних предприятиях. В современных условиях во всем мире такие предприятия, если они не принадлежат государству, являются объектами коллективной собственности и существуют, как правило, в организационно-правовой форме либо акционерного общества, либо общества с ограниченной ответственностью. Владельцы этих предприятий, даже располагая контрольным пакетом акций, не занимаются самостоятельно оперативно-хозяйственной деятельностью. В их функции входят назначение наемного управляющего - менеджера или директора, осуществляющего непосредственное управление, - а также контроль за его работой и в ряде случаев - определение общих направлений проводимой предприятием политики.
Таким образом, эффективность работы предприятия фактически зависит от деятельности его администрации, то есть от наемного менеджера или директора, а не от состава собственников. В этом плане ситуация на частном и на государственном предприятии практически одинакова. Отличие состоит лишь в том, кто осуществляет подбор и назначение руководителя предприятия, кто и как контролирует деятельность администрации.
В России руководители государственных, а во многих случаях и государственно-частных предприятий назначаются органами государственного управления, которые имеют всю необходимую информацию о деловых качествах и о репутации большинства специалистов, работающих в соответствующей отрасли. Новые частные владельцы приватизированных предприятий, как правило, такой информацией не обладают. Их политика подбора кадров часто носит случайный характер или основывается на личных связях. Следовательно, в нынешних условиях у предприятий, остающихся государственными или под контролем государства, больше шансов получить квалифицированную управленческую команду. Это хорошо иллюстрирует сопоставление развития двух похожих предприятий автомобильной промышленности - ЗИЛа и ГАЗа.
К началу рыночной реформы и процесса приватизации ситуация на них была примерно одинаковой. Оба выпускали грузовые автомобили, предназначенные в основном для нужд армии и сельского хозяйства. Продукция и того, и другого предприятия по своим параметрам не отвечала современным требованиям даже по меркам внутреннего рынка. Поэтому перед обоими заводами встала задача неотложного проведения структурной перестройки производства и перехода на выпуск новой, конкурентоспособной продукции.
Различия в судьбе предприятий появились после их приватизации. Контрольный пакет акций ЗИЛа был приобретен частным инвестором - компанией "Микродин", а крупный пакет акций ГАЗа остался в государственной собственности. В результате соответствующее отраслевое министерство и администрация Нижегородской области смогли обеспечить смену руководства ГАЗа, и на заводе появился опытный и инициативный директор. ГАЗ в короткие сроки освоил производство нового, вполне конкурентоспособного автомобиля "Газель" и практически без привлечения средств из государственного или областного бюджета успешно занял свою нишу на рынке. Сейчас предприятие имеет благоприятные перспективы для развития.
"Микродин" с аналогичной задачей не справился. Ситуация на ЗИЛе до последнего времени складывалась весьмя неудачно. Несмотря на многочисленные попытки превратить это предприятие в символ успехов приватизации путем вливания средств из государственного бюджета и предоставления ему различных льгот и субсидий, завод был практически остановлен и для вывода его из кризиса потребовались срочные меры. В итоге правительство Москвы выкупило за 5 млн. долл. у "Микродина" контрольный пакет акций ЗИЛа и хочется верить, что московские власти сумеют обеспечить его выживание и развитие.
Вообще нет никаких оснований считать, будто частные акционеры смогут обеспечить более жесткий и эффективный контроль за деятельностью директоров или менеджеров, чем органы государственной власти, естественно, при наличии работоспособной системы управления государственной собственностью. По крайней мере даже в практике развитых рыночных экономик, где частные владельцы обладают гораздо большим опытом контроля за наемными менеджерами, известны многочисленные случаи, когда управляющие фирм предпринимают действия, направленные на получение личной выгоды за счет интересов фирмы. Поэтому вряд ли стоит обольщаться, что именно в России ситуация сложится иначе. Скорее, наоборот.
В российской практике частные владельцы контрольных пакетов акций подчас предпочитают получать прибыль не за счет дивидендов, выплачиваемых по акциям предприятия, или роста курса его акций, а иными способами. Всем известно, насколько часто владелец контрольного пакета акций учреждает торгово-посредническую фирму и, пользуясь своим влиянием на администрацию предприятия, обеспечивает заключение договора, предоставляющего данной фирме право на реализацию значительной части продукции предприятия. Иногда в подобных целях создается несколько фирм, но сути дела это не меняет. Как правило, посредническая фирма приобретает у предприятия продукцию по заниженным ценам, то есть ценам, близким к себестоимости, а продает по рыночным.
Таким образом, происходит попросту перекачка прибыли предприятия в собственность торгово-посреднической фирмы, точнее, ее владельцу. Подобные, мягко говоря, "некорректные" операции исключительно выгодны для частных владельцев контрольных пакетов акций и обладают с их точки зрения рядом преимуществ:
- владельцы посреднической фирмы имеют возможность присваивать практически всю прибыль предприятия, а не только ту ее часть, которая соответствует их доле в уставном капитале, как в случае получения прибыли в виде дивидендов по акциям;
- данная схема позволяет "уводить" большую часть прибыли от налогообложения, так как на практике деятельность торгово-посреднических фирм значительно менее жестко, чем промышленных предприятий, контролируется налоговыми органами;
- за счет задержки перечисления посреднической фирмой предприятию средств за проданную продукцию владельцем контрольного пакета акций может быть получена дополнительная прибыль, поскольку за это время проводятся высокоприбыльные в условиях России краткосрочные финансовые операции.
Такая система организации сбыта, как правило, приводит к серьезному ухудшению финансового положения основного предприятия, а это позволяет его администрации и владельцам активно требовать и зачастую получать субсидии и льготы из государственного и региональных бюджетов для поддержки производства. При этом необходимо отметить тот удивительный факт, что подобные манипуляции владельцев контрольных пакетов акций формально не нарушают действующего законодательства, хотя в принятом в ноябре 1995 г. законе РФ "Об акционерных обществах" и появилось положение о том, что акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. (А в соответствии с существующим законодательством приватизированное предприятие как раз и является дочерним по отношению к фирмам, обладающим контрольным пакетом его акций.) Данное положение дает возможность пресекать описанные выше действия владельцев контрольного пакета акций, но только в том случае, если владельцем контрольного пакета выступает организация, а не частное лицо.
; Более того, реальное применение указанного положения закона предполагает использование судебной, точнее, арбитражной процедуры. Но в условиях России любой механизм, предусматривающий судебную процедуру, фактически не работает из-за слабости судебной власти и неспособности арбитражных судов обеспечить своевременное рассмотрение исков и выполнение вынесенных по ним решений. Поэтому в ближайшей перспективе, вплоть до появления реального механизма защиты интересов мелких акционеров, практика перекачки прибыли предприятий в посреднические фирмы частными владельцами контрольных пакетов будет продолжаться.
Итак, можно утверждать, что в России тезис о высокой эффективности частного собственника в плане управления деятельностью крупных и средних предприятий не подтвердился. Между тем существуют объективные предпосылки для того, чтобы деятельность государственных органов по управлению предприятиями стала значительно более эффективной, чем частных владельцев. Хотя бы потому, что если предприятие является государственным или если контрольный пакет его акций принадлежит государству, то перекачка прибыли в посреднические фирмы, наносящая ущерб предприятию и другим акционерам, может быть пресечена органами государственной власти.
Единственным реальным преимуществом частного собственника перёд государством в условиях дефицита бюджета является его возможность осуществлять определенные инвестиции в принадлежащее ему предприятие. Однако на практике этого не происходит. В настоящее время существует ряд причин, препятствующих притоку частных инвестиций в развитие производства.
Во-первых, высокая доходность операций на фондовом рынке делает неконкурентоспособными практически любые инвестиционные проекты в производственной сфере.
Во-вторых, весьма неопределенными являются отношения собственности на имущество, приобретенное в ходе приватизации. Уже не раз отмечалось, что приватизация в России была проведена не на основе законов, а в соответствии с указами президента и ведомственными нормативными актами Госкомимущества РФ, которые в ряде принципиальных моментов противоречили действующему законодательству, тогда как необходимые юридические формальности по отмене положений последнего не всегда соблюдались.
Приведем лишь один пример. В соответствии с законом РФ 1991 г. "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации" в качестве платежных средств при приобретении приватизируемых предприятий могли использоваться только рубли и средства с личных приватизационных счетов граждан. Однако вместо личных приватизационных счетов был осуществлен выпуск другого платежного средства - приватизационных чеков (ваучеров). Возможность их использования в ходе приватизации законом не предусматривалась. Следовательно, по мнению ряда юристов, данное обстоятельство дает основание считать приватизационные сделки с ваучерами недействительными.
Еще одним видом собственников, которых традиционно принято относить к категории "эффективных", считаются иностранные инвесторы. При этом конкретно вопрос о том, могут ли они стать "эффективными собственниками" российских предприятий и насколько их деятельность будет отвечать интересам развития экономики и национальной безопасности России, никем и никогда не рассматривался.
По нашему мнению, отношение к иностранным инвесторам по принципу "любое участие есть благо" неправомерно. Тезис о высокой эффективности иностранного инвестора как собственника подтверждается далеко не всегда. Опыт привлечения иностранных инвестиций в бывших социалистических странах и прежде всего в восточных землях ФРГ и в Чехии показал, что нередко приватизированные предприятия приобретаются с целью устранения потенциального конкурента путем их переориентации на выпуск устаревшей или неконкурентоспособной продукции и недопущения самостоятельного выхода на мировой рынок. Подобные действия по отношению к российским предприятиям представляются тем более возможными, что многие государства по-прежнему продолжают рассматривать нашу страну как потенциального противника, а российскую промышленность - как очень опасного конкурента, хотя бы и в будущем.
В России иностранные инвесторы практикуют и другие методы недобросовестного ведения дел. Так, создаваемые якобы для добычи нефти совместные предприятия в действительности не вкладывали никаких средств в развитие нефтедобычи, а скупали продукцию у российских предприятий и, пользуясь таможенными и налоговыми льготами, перепродавали ее на мировых рынках. В ряде случаев действия предприятий, контролируемых иностранными инвесторами, нанесли прямой ущерб интересам России: например, поставка наиболее качественной продукции на мировой рынок по демпинговым ценам при одновременном отнесении затрат на производство менее качественной продукции, реализуемой внутри страны, что привело к ее существенному удорожанию и соответственно снижению конкурентоспособности по сравнению с аналогичной импортной продукцией.
Все это свидетельствует о насущной необходимости государственного регулирования процесса привлечения иностранных инвесторов. Но единственной объективной и стабильной основой такого регулирования может стать лишь четко заявленная государством промышленная политика с фиксированной системой приоритетов. А ее пока нет. Следовательно, в настоящее время надо достаточно осторожно подходить к привлечению иностранных инвесторов при продаже крупных, а тем более контрольных пакетов акций российских предприятий.

Изменения в структуре промышленных предприятий
С середины 80-х годов начался процесс повышения самостоятельности структурных подразделений крупных промышленных предприятий, который постепенно привел к созданию вокруг них сети мелких и средних фирм. Данные преобразования наряду с формированием интегрирующих структур можно считать одной из важнейших тенденций в изменении структуры промышленности в период перехода к рынку.

Недостатки структуры промышленных предприятий
в период плановой экономики

Одним из главных недостатков структуры промышленности в СССР являлось именно отсутствие работоспособной сети мелких и средних предприятий. Компенсировалось это утяжелением структуры действующих предприятий. По сути, они превращались в самодостаточные максимально замкнутые системы. Такая тенденция начала складываться практически одновременно с формированием системы централизованного планового управления экономикой. Ее возникновение и дальнейшее развитие были вызваны действием ряда факторов: жестким контролем за достижением плановых показателей; отсутствием развитой производственной инфраструктуры; работой в условиях дефицита большинства видов материальных ресурсов. Этому способствовало и то, что при выпуске продукции, имеющей принципиальное значение для решения задач развития страны, вопросы экономической эффективности, прибыльности и рентабельности производства либо не учитывались вообще, либо рассматривались в последнюю очередь. Плюс ко всему благодаря действующей системе установления цен предприятия имели возможность "заложить" все необходимые затраты в цену выпускаемой продукции.
Исходя из существовавшей доктрины развития и размещения производительных сил новые крупные предприятия создавались, как правило, в малообжитых районах и зачастую являлись единственным действующим там хозяином. Это предопределяло необходимость выполнения ими не только производственных, но и социальных функций. В результате предприятия обрастали многочисленными объектами социальной инфраструктуры, финансируемыми за счет собственных средств. Для привлечения и закрепления кадров они вели достаточно активное жилищное строительство, возводили ведомственные пансионаты, медицинские учреждения, детские сады, клубы, дворцы культуры и т.п. Обрастанию предприятий многочисленными объектами социальной сферы способствовала также идеологическая ориентация на трудовой коллектив предприятия как на среду воспитания и проводник государственной и партийной политики.
Более того, в рамках крупных предприятий, кроме основных производств, создавались цехи по выпуску товаров народного потребления, что дополнительно усложняло их структуру и систему внутрипроизводственных технологических и кооперационных связей. Чрезмерно запутанная структура предприятий оказывала существенное негативное воздействие на эффективность функционирования промышленности. В связи с этим начиная с 1985 г. в СССР стали предприниматься попытки рационализации структуры промышленных предприятий.

Изменение структуры предприятий в период перестройки

Изменение структуры предприятий осуществлялось, во-первых, за счет повышения самостоятельности их подразделений. Последним было предоставлено право брать в аренду часть фондов предприятия и заключать с ним арендные договоры. Надо отметить, что данный процесс не ограничивался жесткими временными рамками. Начавшись в период перестройки, свое продолжение и дальнейшее развитие он получил в период рыночных реформ. Во-вторых, путем передачи объектов социальной инфраструктуры на баланс местных органов власти. Подобные попытки в основном оказывались неудачными как из-за отсутствия у местных властей средств на содержание данных объектов, так и из-за стремления администрации предприятий сохранить собственную социальную инфраструктуру и соответственно привилегии для своего трудового коллектива. Наконец, в-третьих, начиная с 1986 г. в стране на легальной основе возникли и стали функционировать частные предприятия. Первоначально считалось, что они позволят решить задачи увеличения производства товаров народного потребления и развития сферы услуг, а также создания сети средних и мелких предприятий, работающих по заказам крупных промышленных объединений. Предполагалось, что легализация частного сектора даст возможность привлечь в экономику дополнительные ресурсы в виде личных сбережений населения, интеллектуальной собственности и иностранных инвестиций в совместные предприятия.
Большая часть данных задач действительно могла бы быть решена. Однако на практике частные предприятия получили широкое распространение только в тех сферах, где они имели возможность использовать в собственных интересах ресурсы государства и (или) государственных предприятий. Это прежде всего: торгово-посредническая деятельность (присвоение разницы между ценами фиксированными, дотируемыми государством и свободными рыночными ценами); внешнеторговые операции (присвоение частными предприятиями разницы между внутренними ценами и ценами мирового рынка); научно-внедренческая деятельность (использование научных и технологических разработок и других ресурсов государственных предприятий и научных учреждений).
В результате такого рода активность частных предприятий привела к появлению в экономике новых и обострению существовавших проблем. Во многом это объяснялось отсутствием работоспособной системы государственного контроля. Со стороны государства не было предпринято практически никаких мер по регулированию деятельности частных фирм, налаживанию их взаимоотношений с государственными предприятиями. По этой причине, а также из-за снижения уровня контроля в государственном секторе начался процесс "дикой" приватизации, когда принадлежавшие государственным предприятиям производственные мощности и объекты недвижимости передавались частным владельцам лишь на основании решений (зачастую небескорыстных) руководства предприятий. К сожалению, проблема контроля за взаимодействием частных фирм и государственных предприятий не решена до сих пор.

Попытки рационализации структуры предприятий
в период рыночной реформы

Необходимость проведения структурной перестройки предприятий с целью повышения самостоятельности структурных подразделений и формирования на их базе дочерних фирм осознавалась экспертами уже давно. Ряд предприятий начал осуществлять подобные мероприятия с 1993 г., однако наибольшее развитие они получили только в последнее время. Дело в том, что в 1992-1994 гг. директорский корпус главное внимание уделял переделу собственности в ходе приватизации и установлению контроля над предприятиями. Все другие проблемы отодвигались на второй план. Среди руководителей предприятий весьма популярной была точка зрения, согласно которой надо лишь продержаться короткое трудное время, а дальше начнется промышленный подъем, пойдут инвестиции в развитие производства и все наладится само собой. Подобные настроения усиленно подкреплялись постоянными оптимистичными заявлениями высших должностных лиц страны. Но поскольку ситуация в экономике оставалась кризисной, к началу 1996 г. руководители предприятий осознали необходимость принятия радикальных мер по обеспечению собственного выживания.
Одной из таких мер стало нахождение новых ниш на рынке и освоение производства конкурентоспособных видов продукции. Это тем более важно, что из-за сокращения объема выпуска традиционных видов продукции мощности предприятий перестали использоваться полностью и появилась возможность задействовать их иным образом. Главные трудности здесь возникли со сбытом и определением конкретного заказчика новой продукции. Ясно, что решить эти проблемы гораздо проще небольшим мобильным фирмам, способным быстро перестраиваться в соответствии со спросом. Благоприятные условия для создания таких фирм существуют, поскольку структура большинства российских предприятий позволяет сравнительно легко выделять подразделения, которые могут самостоятельно или почти самостоятельно осуществлять производственную и хозяйственную деятельность, причем руководство предприятия одновременно решает сразу две задачи: сохранения целостности производственно-технологической структуры и повышения самостоятельности структурных подразделений и их заинтересованности в поиске заказов и в эффективной работе.
Процесс формирования сети фирм вокруг крупных предприятий - одно из ключевых направлений повышения эффективности их деятельности. Значение данного фактора возрастает и в связи с тем, что в настоящее время для нормализации работы промышленные предприятия стали создавать собственные сбытовые сети. Следовательно, в рамках проводимой промышленной политики здесь целесообразно было бы оказывать предприятиям всяческое содействие как в форме предоставления государственных кредитов, так и путем продажи им на льготных условиях объектов недвижимости, необходимых для организации собственной сбытовой сети.
Конечно, не следует забывать, что при реорганизации предприятия надо учитывать его отраслевые и производственно-технологические особенности, характер взаимосвязей между подразделениями, сложившиеся отношения собственности, а зачастую даже взаимоотношения между руководителями предприятия и структурными подразделениями. Хотя схема реорганизации каждого предприятия носит индивидуальный характер, тем не менее в ходе проведенных реорганизаций наметилось несколько общих сценариев.

Заключение арендных договоров со структурными подразделениями

При реализации данного варианта все имущество предприятия остается в его собственности. Одновременно на базе структурных подразделений предприятия или за счет привлечения средств частных лиц и сторонних организаций создаются независимые фирмы, которые получают право на использование имущества предприятия на основе заключения договора аренды. Подобная схема рациональна применительно:
- ко всем структурным подразделениям предприятия. Такие случаи малочисленны, но известны (например, Рязанский комбайновый завод). Предприятие фактически преобразуется в ассоциацию юридически самостоятельных организаций, а само оно начинает выполнять лишь функцию собственника имущества и арендодателя;
- к структурным подразделениям, которые реально могут самостоятельно работать в условиях рынка;
- к независимым вновь созданным фирмам, берущим в аренду имущество предприятия для выпуска высокотехнологичной продукции. Этот вариант достаточно широко используется в настоящее время, в том числе для организации производства авиационной техники.
Преобразование предприятия на основе перевода ряда структурных подразделений на аренду имеет определенные преимущества. Данный вариант достаточно прост и его можно реализовывать постепенно, по мере готовности подразделений и (или) их групп к самостоятельной работе. Не изменяются отношения собственности на имущество, принадлежащее предприятию, что особенно важно в случае проведения реорганизации предприятия, находящегося в государственной собственности, или когда структурная перестройка осуществляется после процесса акционирования, так как необходимые решения по реорганизации могут быть приняты без созыва собрания акционеров.
Рассматриваемый вариант дает возможность: во-первых, в определенной мере координировать деятельность организаций, арендующих имущество предприятия, путем периодической корректировки договоров аренды (конечно, такая возможность существует только при грамотном составлении договоров и при их заключении на короткий срок); во-вторых, препятствовать выходу вновь созданных фирм из состава производственной системы предприятия за счет сохранения права собственности в руках предприятия.
Существенно расширяется самостоятельность структурных подразделений, преобразуемых в независимые фирмы, что позволяет им легче адаптироваться к условиям и требованиям рынка. Резко усиливается заинтересованность каждого арендующего имущество структурного подразделения в повышении эффективности своей деятельности. Появляется возможность получения предприятием дополнительного дохода за счет сдачи в аренду имущества, которое в силу тех или иных причиним самим эффективно не используется.
Однако этому варианту органически присущи и некоторые недостатки. Практически отсутствует система гибкого оперативного регулирования деятельности фирм, арендующих имущество предприятия. Передача части имущества предприятия в аренду независимым фирмам в ряде случаев способна затруднить организацию производственного процесса на самом предприятии. Кроме того, выделение из его состава самостоятельных образований, имеющих собственные экономические интересы, может серьезно осложнить взаимоотношения между предприятием и арендными фирмами, нарушить сложившиеся производственно-технологические связи.
Наиболее приемлемым решением данной проблемы является правильное определение состава арендных предприятий и имущества, сдаваемого в аренду. В идеале в самостоятельные фирмы, арендующие имущество, должны преобразовываться те структурные подразделения или их группы, которые могут самостоятельно выпускать конечную продукцию и имеют минимальное количество производственных связей с другими подразделениями предприятия.
Вместе с тем надо иметь в виду, что развитие предприятия по рассматриваемому варианту может привести к разрушению целостности его производственной системы и прежде всего из-за ориентации ряда созданных фирм на внешнего заказчика при одновременном игнорировании интересов других структурных подразделений предприятия. У новых самостоятельных фирм отсутствует заинтересованность в эффективной работе и выживании базового предприятия в целом. Зачастую фирмы, арендующие его имущество, руководствуются исключительно собственными экономическими интересами невзирая на плачевное состояние основного предприятия. Противодействовать такой тенденции можно лишь в том случае, если последнее остается одним из главных собственников и соответственно может оказывать влияние на проводимую фирмами политику.
В целом описанный вариант структурной реорганизации является рациональным либо для не очень крупных предприятий (при условии, что в их составе существуют подразделения, способные к самостоятельной работе), либо в случае, когда при проведении структурной реорганизации предприятие остается собственником своего имущества. Этот вариант имеет право на существование и в качестве подготовительного этапа к преобразованию предприятия в холдинговую компанию.

Создание дочерних фирм

Использование такого сценария предполагает формирование на базе отдельных структурных подразделений, как правило, не задействованных непосредственно в производстве основной продукции самостоятельных фирм. Дочерние фирмы могут создаваться или в форме акционерных обществ, или в виде обществ с ограниченной ответственностью. Контрольный пакет их акций либо соответствующая доля в уставном капитале должна принадлежать основному предприятию.
Данный вариант позволяет сохранить целостность сложившейся производственной системы предприятия за счет возможности регулирования деятельности дочерних фирм путем управления пакетами их акций, находящихся в собственности головного предприятия. Повышается оперативно-хозяйственная самостоятельность подразделений, что способствует быстрой их адаптации к требованиям рынка, освоению производства новых, пользующихся спросом видов продукции, диверсификации производства.
Применение этого варианта даст возможность снять с основного предприятия бремя финансирования подразделений, не являющихся жизненно важными для развития профильного производства. Так, в состав дочерних фирм могут быть в%лючены подразделения, выпускающие продукцию по государственному заказу и на поддержание которых могут быть получены средства из государственного или региональных бюджетов, или подразделения, обслуживающие объекты социальной инфраструктуры.
Для формирования уставных капиталов дочерних фирм существует возможность привлечения средств сторонних инвесторов, что может способствовать развитию предприятия в целом. Как показывает практика, такой метод инвестирования не грозит изменением структуры его собственности на основное производство, а сторонние инвесторы, в свою очередь, получают четкое представление об использовании вкладываемых средств. Кроме того, внешний инвестор весьма заинтересован во вложении средств в перспективные дочерние фирмы, не обремененные необходимостью содержания объектов социальной и производственной инфраструктуры.
Преобразование подразделений в самостоятельные дочерние фирмы можно осуществлять постепенно, по мере готовности тех или иных подразделений к работе в качестве отдельного юридического лица. Однако при таком варианте реорганизации предприятия могут возникнуть предпосылки для распада его производственной системы из-за выхода из нее ряда структурных подразделений. Но в принципе это не страшно. Достаточно лишь наладить жесткий контроль за движением прав собственности на имущество дочерних фирм и систему управления пакетами их акций, принадлежащими головному предприятию.
Вполне вероятно также появление определенных проблем, связанных с изменением характера сложившихся производственно-технологических связей как между подразделениями, преобразованными в дочерние фирмы, так и, что более важно, между дочерними фирмами и головным предприятием. На практике взаимоотношения дочерних фирм и крупных предприятий часто складываются не в пользу последних и выливаются в политику перекачки имущества, финансовых и других ресурсов в малые дочерние фирмы. Для предотвращения подобной ситуации важно детально проработать систему взаимосвязи головной компании с дочерними фирмами.
Для реализации рассматриваемого варианта требуется большая подготовительная работа. Это обусловлено трудностями создания и регистрации новых юридических лиц, необходимостью изменения в ряде случаев характера и содержания производственно-технологических и экономических взаимоотношений между подразделениями предприятия, изменением характера деятельности подразделений, преобразуемых в дочерние фирмы.
Несмотря на указанные недостатки, надо признать, что в общем данный вариант проведения структурной перестройки весьма привлекателен для достаточно крупных и средних предприятий в том случае, если из их состава можно выделить структурные подразделения, слабо технологически связанные с основным производством.

Преобразование крупных предприятий в холдинговые компании

Данный вариант предусматривает формирование на базе предприятия нескольких самостоятельных акционерных обществ. Одновременно в целях координации их деятельности создается еще одна новая организация, которая начинает выполнять функции головной компании (холдинга) как собственника пакетов акций акционерных обществ. Преобразование предприятия в холдинговую компанию дает возможность обеспечить рациональное сочетание достаточно высокой степени самостоятельности отдельных производств, особенно при решении оперативных вопросов, с сохранением целостности производственной системы.
В России такой вариант структурной реорганизации предприятий использовался крайне редко, видимо, из-за сложности его реализации на практике. Лишь в последнее время появилось несколько холдинговых компаний. Между тем указанный вариант обладает рядом преимуществ.
1. Повышается степень самостоятельности структурных подразделений, усиливается их заинтересованность в результатах своей работы и, таким образом, создаются благоприятные условия для адаптации к требованиям рынка.
2. Сохраняется целостность производственной системы предприятия, то есть существует возможность регулирования деятельности отдельных юридических лиц, входящих в состав компании, и при необходимости объединения усилий всех подразделений для решения общих задач компании.
3. Увеличивается возможность привлечения средств сторонних инвесторов для развития перспективных производств.
Концентрации деятельности головной компании на решении исключительно стратегических задач сравнительно легко добиться только при использовании именно данного варианта реорганизации. Наличие подразделения, занимающегося стратегическим планированием и определением финансовой политики, по нашему мнению, необходимо для любого крупного предприятия и прежде всего осуществляющего разработку и производство наукоемкой продукции.
При образовании холдинговой компании достаточно просто учитывать производственно-технологические особенности отдельных предприятий, формируемых на базе тех или иных структурных подразделений. Например, при использовании данной схемы реорганизации для предприятий ВПК из их состава могут быть выделены структурные подразделения, выпускающие гражданскую продукцию и не участвующие в производстве продукции специального назначения. Это дает возможность обеспечить данным предприятиям более льготный режим привлечения частных, в том числе и иностранных, инвестиций. С другой стороны, создание самостоятельных предприятий на базе технологических цепочек, осуществляющих выпуск специальной продукции, позволяет привлекать бюджетные дотации за счет получения государственного заказа. При необходимости статус юридического лица может предоставляться научно-исследовательским и конструкторским подразделениям предприятий, что даст им определенные налоговые льготы.
К сожалению, создание холдинговых компаний затруднено сложностью их формирования и налаживания системы взаимодействия между новыми юридическими лицами. В целом же вариант преобразования в холдинговую компанию применим для крупных предприятий, структурные подразделения которых расположены на различных производственных площадках и из их состава безболезненно можно выделить несколько практически независимых производств.

журнал "Вопросы экономики"

сентябрь 1997 г.


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован